Убийство трехмесячной девочки

Убийство трехмесячной девочки в Гомеле. Крайних уже нашли и уволили

В Гoмeлe 13 янвaря в квaртирe oднoгo из дoмoв пo прoспeкту Кoсмoнaвтoв был нaйдeн мумифицирoвaнный труп трexмeсячнoй Снeжaны. Пo пoдoзрeнию в убийствe рeбeнкa зaдeржaны ee биoлoгичeскиe рoдитeли.

Пo прeдвaритeльнoй инфoрмaции, дeвoчку зaдушили eщe в мae 2014 гoдa. В дeкaбрe она родила еще одного ребёнка и выбросила его на лестничную клетку. Поиски матери брошенного младенца привели к страшной находке — телу трехмесячной девочки, которое пролежало в квартире около восьми месяцев. На момент убийства младенца мать была беременна пятым в ребёнком, которого после родов и оставила в подъезде.

Местная власть решила «разыскать и наказать виновных». В итоге были привлечены к ответственности 20 человек, в том числе 9 — уволены. Увольнения коснулись руководства филиала № 4 детской поликлиники и средней школы № 12, к которым регионально относился дом, где проживала семья убитой девочки. Лишились работы завкадрами филиалом № 4 детской поликлиники Ольга Синицына, ее заместитель Галина Иванова, зав. педиатрическим отделением Наталья Рубанова и старшая медсестра отделения Маргарита Шилова. Вдобавок руководитель учреждения была уволена по статье 47 Трудового кодекса, «вследствие однократного грубого нарушения трудовых обязанностей руководителем организации». Уволены менеджер школы № 12 Вячеслав Антоненко, завуч по воспитательной работе Ириша Тишкова и социальный педагог Елена Качанова.

«Мы тут все плакали, когда узнали о ее увольнении»Коллектив филиала № 4 детской поликлиники решил отстоять своего шефа. Все 160 сотрудников учреждения подписались под обращением к начальнику областного управления охраны здоровья и министру здравоохранения. Сотрудники поликлиники просят медицинское начальство пересмотреть решение об увольнении руководителей филиала № 4.

«На протяжении многих лет мы работали под руководством опытных, высококвалифицированных специалистов, отдававших много сил педиатрической службе, заслуживших авторитет и уважение сотрудников и населения», — пишут работники филиала. «За годы работы в должности она заслужила уважение родителей маленьких пациентов. Про таких людей говорят: «На своем месте». Отсутствие специалиста такого уровня обернется потерей не только для отдела здравоохранения, но и для обычных, простых людей и их детей, которые пользуются услугами нашей поликлиники. Уверены, что Ольга Николаевна — грамотный и инициативный специалист, которая в должности заведующей филиалом может поставить огромный и полезный вклад в общество в целом и в жизнь нашего района в частности», — пишут родители маленьких пациентов, всего около 500 человек. Работники поликлиники, которые подписались под обращением, которое нам продемонстрировали, с сотнями подписей, просят не называть их фамилий. Все подписались под обращением без возражений.

Она была доступна всем — и работникам филиала, и родителям, и беременным мамам. Ее лекции по подготовке к тому, чтобы стать родителями, за последние годы посетили больше двух тысяч человек. «Мы это делаем, постоянно. Но задачи стоят и перед социальными службами, образованием, милицией. Потому-что никто не знает, как их встретят в этих семьях. А могут и ругать, и оскорбить. Почему они должны ходить одни и подвергать себя риску? Рабочие филиала уверены: никакой вины поликлиники и ее руководства в трагедии, случившейся в Гомеле, не имеется. Заявление датируется 18 июня 2014 года, но ответ из милиции пришел только в январе 2015-го — уже после обнаружения тела 3-месячной девочки и ее живого новорожденного брата, которого мать оставила на лестничной площадке в день выписки из детской больницы.

Ольга Синицына была назначена заведующей филиалом № 4 в декабре 2011 года. До этого более пяти лет работала заместителем заведующей филиалом № 6. Она воспитывает троих детей, причем младшей девочке в январе 2015 года исполнился год. «В коллективе случился конфликт, небольшой, на бытовой почве. Я пообещала, что выйду на работу и мы эту ситуацию утрясем. Коллектив у нас дружный, всегда была большая взаимовыручка. Я всегда считала, что мы с работой справляемся, а по некоторым позициям были передовым коллективом. Мы с ней беседуем о событиях тех недавних зимних дней, в отрезок времени между православным Рождеством и старым Новым годом, когда на лестничной площадке был найден труп. Мальчика нашли вечером. «Прописан был по нашему адресу, то есть по территории нашего филиала. Нам передали карточку на него из детской больницы. Медсестра сходила по тому адресу — дверь была закрыта, никого нет, опросила соседей. И вот поиски матери привели к экой находке. Мама вместе с ребенком, с трехмесячной Снежаной, числилась в розыске, который проводился по нашему заявлению. Поэтому я не понимаю — мы выполнили, что требовалась от нас: выявить ребенка и подать в розыск. Мы же сами не можем проводить поиски — мы медицинское учреждение!» — отмечает Ольга Синицына.

С 12 января Синицына была в плановом отпуске. 14 января ее отозвали на работу, потому что была лечебно-контрольная комиссия по факту смерти ребенка. «И всё это в негативной обстановке, с какими-то обвинениями в наш адрес. Притом это было все сделано несправедливо. Согласились, что я могу уйти в отпуск по уходу за ребенком, но попросили встретить комиссию с Минздрава, показать все документы. И я считала себя находящейся в отпуске по уходу за ребенком, пока 19 января не узнала, что меня уволили, с 22 января. И 15, и 16 января я работала с комиссией, 17 января готовила документы, а 19 января узнала, как именно я уволена. Однократное грубое неисполнение должностных обязанностей. Никто ничего не объяснил. Написали, что я отказалась давать пояснения. Я выступала на ЛКК, и мне могли задать любой вопрос. Пояснения по факту смерти ребенка? Но его только 13 января нашли. Однако это было расценено как неисполнение обязанностей», — рассказывает бывшая заведующая. Она уверена: что могли сделать медики в данном случае — они выполнили.

Дневавший и ночевавший руководитель считает, что это несправедливо — взять и выставить людей в улицу. «Вот моя семья, трое детей — кому они нужны? Для того, чтобы показать, что якобы виновные наказаны… А какие виновные, ради чего наказаны?» — ставит вопросы Ольга Синицына. «Когда я написали заявление в милицию на розыск, все равно туда после этого ходила наша медсестра, спрашивала — не появилась ли мама с ребенком? Я не берусь судить, что должна была сделать школа, социальная служба или милиция, но розысками занимаемся не мы! Да, ребенок подлежал прививкам, но мы не можем делать прививки отсутствующим детям. Его же надо осмотреть, оценить его состояние здоровья, а если он в розыске? Мы все действовали в рамках инструкций, и никаких нарушений не было. А что сейчас наш коллектив разрушили и создали очень неблагоприятную обстановку для работы — это факт», — говорит бывшая заведующая.

Коммуналка, где был найден мумифицированный труп девочки, сейчас опечатана.Только стоит ли ставить в «социально опасное» положение семьи медицинских работников, которых в одночасье вышвырнули с работы?

Другие материалы:
Поделиться с друзьями