Путин определился с преемником

Путин определился с преемником

Элeктoрaльный рeйтинг прeзидeнтa Влaдимирa Путинa впeрвыe с нaчaлa 2014 г. резко снизился — сразу на восемь пунктов, отмечается в исследовании социологов «Левада-центра», пишет «ДС». В aвгустe oн дoстиг тaк нaзывaeмoгo лoкaльнoгo пикa — 57%, нo ужe чeрeз мeсяц, в сeнтябрe, oпустился дo 49%.

Этo примeрнo соответствует апрельским рейтингам. Для сравнения: в январе 2014 г., то есть до смены власти в Украине, рейтинг Владимир Путина составлял 29%. Есть смысл отметить, что это рейтинги из расчета «от всех», в том числе нопределившихся. Но если пересчитать результаты, исключив неопределившихся и не собирающихся голосовать, рейтинг действующего главы государства составит 83% против 87% месяцем ранее (в апреле — 81%, в январе — 66%). Так что «пассивное» большинство тех, кто подобно замглавы администрации президента РФ считает, что «Путин — это и есть Россия», никуда не исчезло. Однако «пассивное» большинство никогда не играет первостепенный роли в политической жизни, а опора на него всегда в конечном счете бывает шаткой. Итак, почему же упал рейтинг Путина?

Вероятно и то, что безудержное подорожание продовольствия и лекарств, ползущие вверх тарифы и решение Кремля экономить на бюджетниках, чтобы сделать попытку нивелировать последствия банкротства региональных бюджетов, никак не могли оказывать помощь дальнейшему росту популярности Путина. Политтехнологическая схема «Путин — отдельно, а цены — отдельно», неплохо работавшая на протяжении многих лет, начинает сбоить. Особенно если все это накладывается на снижение темпов индексации зарплат простых россиян и неизменный рост доходов чиновников, а также стремительное обесценивание нацвалюты — с начала года она девальвировала уже на четверть.

И это при том, что с кризиса 1998 г. россияне ориентированы на рубль: расчеты и сбережения делались в основном в национальной денежной единице. А если «Путин — это Россия», то значит, что «Путин — это рубль». Прежде всего монументальная картина наступающих на Россию «фашистских полчищ» под руководством Барака Обамы начинает, наконец, утомлять среднего потребителя медийного продукта. Он ощущает дефицит настоящих результатов. Вместо похищения главных американских секретов ловкими российскими разведчиками — напряжение ограбления дуэта Roxette сотрудниками багажного отделения аэропорта «Домодедово». Русский обыватель раздражен этой мелочностью, порождающей в его сознании несоответствие.

Ядерный электорат президента недоумевает, где же приказы о расправах над пятой (несогласные) и шестой («системные либералы») колоннами? И почему Навальному разрешают зарегистрировать издание, а М. Гайдар получает замечательный президентский грант на правозащитную деятельность? Сначала Кремль поощряет активного сторонника войны Эдуарда Лимонова, а через некоторое время силовики проводят обыски у него в офисе. Путин провозглашает себя главным националистом, но запрещает проведение «Русского марша». А ведь идейный избиратель ВВП любит последовательность действий.

Наконец, текущий год ознаменовался резким увеличением количества конфликтов на этнической и конфессиональной почве. В особенности эта тенденция затронула Москву, Кенигсберг, Северный Кавказ, Татарстан и Башкирию. Мусульмане начали активно отстаивать свои права и вступать в силовое противодействие с силовиками, причем с относительным успехом. Подобные имущественные споры с этническим окрасом развиваются и на Северном Кавказе, главным образом в Дагестане.

Впрочем, падение рейтинга Путина объективно не влияет ни на картину внутренней политики, ни на перспективы разрешения украинского кризиса. Во-первых, политика как таковая в России отсутствует. Допустив немного свободы, правящая партия сразу получила ощутимые пробоины — в 2011-2012 и 2013 гг. Во-вторых, страх стареющего и болеющего президента стимулирует его искать способы исправить положение — как с помощью нового насилия в Украине, круглым счетом и организации, к примеру, техногенных катастроф, борьба с последствиями которых могла бы придать энтузиазма его избирателю. В-третьих, Путин, похоже, решил проблему преемника. Всвязи с этим все большее присутствие в медиапространстве получает Сергей Шойгу, которому позволяют делать громкие и резкие внешнеполитические заявления. Впрочем, непредсказуемость Кремля предполагает, что уже через несколько месяцев все будет выглядеть по-другому.

Не нужно забывать, что в таких обществах, как российское, поиск преемника может занимать несколько лет и чреват огромными проблемами для тех, кого назначают на должность кронпринца. Можно вспомнить хрестоматийный пример Мао, который трижды назначал преемников, пара из которых были брошены в тюрьмы. Максим Михайленко

Поделиться с друзьями