«Манон» Макмиллана покажут в Дюссельдорфе

гaстрoли бaлeтнoй труппы

Сeгoдня нaчинaются гaстрoли бaлeтнoй труппы Музыкaльнoгo тeaтрa имeни Стaнислaвскoгo и Нeмирoвичa-Дaнчeнкo в Дюссeльдoрфe. Oтвeтный приход немецких танцовщиков состоится в июне, они покажут балет «Семь» на музыку Малера. Наши откроют свой тур балетом «Манон» в постановке Макмиллана.

Люди, с опаской принявшие вначале новые для себя имена, полюбили монохромные балеты Иржи Килиана с  бьющим контрастным светом, минимализмом декораций и костюмов. С остановкой во времени, когда в двадцать минут спрессованы эмоция, движение и ритм. «Современное искусство больше несет этой пластики, раскрепощенности, владения своим телом, — говорит балерина балета Театра Станиславского и Немировича-Данченко Анастасия Першенкова, — ты можешь с безумного пор де бра начать куда-то вращаться или вверх ногами крутить».

В 2007 году в театре появился Джон Ноймайер с постановкой «Чайки», труппу залихорадило. Немного погодя «Чайки» Ноймайер поставил «Русалочку» и «Татьяну». Алексей Любимов, солист балетной труппы Театра Станиславского и Немировича-Данченко, говорит: «Каждая постновка — это новая борьба с телом. Не каждый раз новые движения воспринимаются. Добивается своего». В 2008 году добился своего испанец Начо Дуато. После премьеры, хореограф признался педагогу Людмиле Шипулиной, что балет отрепетирован лучше, чем поставлен. «Все учат расписание не по оригиналу, а по нашему спектаклю», — рассказывает Шипулина.

Турмалай Йорма Эло с рюкзаком за плечами и ноутбуком стал еще одной проверкой труппы на прочность. Он заточил до остроты каждое па. Танцовщики напоследках почувствовали вкус свободного танца. «В школе нас учат статике, не вышего чего-то, — говорит солистка балетной труппы Лера Муханова. Здесь нет граней».

Они танцуют на голую ногу так же легко, как на пуантах. Скручиваясь и бросаясь на пол, стремительно взлетая в воздух и падая. За десять лет из среднестатистической превратился в первоклассную труппу, с которой работают топовые хореографы современности. От этого выиграл и классический танец — основа для экспериментов модернистов.

Поделиться с друзьями